Мир Забытых Королевств

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Забытых Королевств » Регистрация персоонажей » Сцинтрин из Дель'Армго, v. 2.0


Сцинтрин из Дель'Армго, v. 2.0

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя персонажа
Сцинтрин Аркендар дель’Армго.

2. Возраст персонажа
Около 70 лет.

3. Внешний вид
Очень крупный дроу, как и многие мужчины дома Барризон Дель'Армго (неестественно большие, как про них поговаривали в городе – см. описание Дома, стр.21-22, рук. «Мензоберранзан», АДнД), ростом целых шесть футов, сильный, внушительный, даже оркоподобный, широкоплечий, с рельефной мускулатурой и крепкими кулаками. Острые и длинные уши торчком; грязно-белая, косматая шевелюра, редко встречающаяся с мылом и гребнем, длиной до поясницы; ястребиный, крючковатый нос; глаза глубоко сидящие, ярко-красные, лоб широкий и низкий. Лицо обычно имеет несвойственное дроу простоватое выражение. В движении довольно шумен и иногда неловок, часто производит впечатление молодого бычка, забредшего в лавку горшечника. Вид в целом неряшливый, потрепанный и бедный, под стать скорее грузчику-выпивохе из доков, таскающему бочки с рыбой за пару медяков, нежели воину-дроу, пусть и неблагородному, но принадлежащему к Дому, второму в иерархии города.

4. Раса персонажа
Дроу.

5. Класс
Боец/Дикий псионик (Wilder)
Psi power-лист:
Matter Agitation - способность нагревать немагические, непсионические объекты, а также существ, до точки возгорания. (для 1-го уровня)

6. Описание амуниции
Брони, доспехов нет. Одежда – грубые, подкованые железом бахилы, кожаные штаны, куртка и перчатки, льняная блуза, черный плащ с глубоким капюшоном – сверхсвойств не имеют. Кроме того: микстура для лечения ран средней тяжести; точильный камень.

7. Описание оружия
Длинный меч (в ножнах на поясе), короткий меч (в ножнах за спиной), нож охотничий, засапожный. Плюсов нет, сверхсвойств нет.

8. Биография
Уроженец Барризон Дель’Армго, Второго Дома Мензоберранзана, сын одной из низкоранговых жриц, весь тот период жизни, который у многих других рас называется детством, Сцинтрин провел, занимаясь всяческим тяжелым, грязным и домополезным трудом (конечно, когда подрос настолько, чтобы быть хоть для чего-то пригодным). Этот увалень-недотепа с голодным взглядом и глупым лицом, несмотря на невеликую сообразительность, простую истину «делай_в_точности_то_что_велено_и_ наверняка_не_будешь_наказан» все-таки успел усвоить до того, когда его могли бы счесть бесперспективным и отправить на жертвенный алтарь. Он выполнял все приказы, пожалуй, даже с большим прилежанием, чем кто-либо другой, вместе с тем являя собой образец покорности и смирения, хотя внутренне его воротило и корежило. Так уж вышло, что при всех недостатках был у него и еще один – упрямая жажда свободы и независимости.

Гордости и самовлюбленности Сцинтрину перепало не меньше, чем остальным сородичам, но до поры, до времени эти черты спали, ожидая подходящего момента, погребенные под слоем внутренней обреченной уверенности – он не правильный, он хуже других, - и чувством вины за свои недостатки – уж слишком неуклюж и простодушен он был. День, когда в его сердце затеплилась надежда на лучшее, когда родилась Мечта, владеющая многими его помыслами и поныне, запомнился Сцинтрину надолго. В тот день он увидел того, кто на всю жизнь стал для него объектом восхищения и зависти, своего идола и кумира – Мастера Оружия Второго Дома, Утегенталя Дель'Армго.

Не для кого не секрет, что тогда Оружейник с большой вероятностью мог считаться отцом многих молодых дроу Второго Дома, и Сцинтрина в том числе. Для своих лет юный дроу был необычайно крупным, с не по-дроуски развитой мускулатурой, но по-прежнему обладал грацией пьяного багбира и по-прежнему прибавлял только в росте и весе, но никак не в уме. Впрочем, к этому времени он уже начал ощущать чувство гордости за себя, за то, что превосходит своих сверстников хоть в чем-то, а, глядя на своего новосотворенного кумира и находя некоторые сходные с самим собой черты, впервые познал и зависть. Желание стать не менее успешным и полезным для Дома, а потом, чем Лолс не шутит, глядишь, и отнять пост Мастера Оружия, захлестнуло юного дроу с головой. Сцинтрин с большим старанием приступил к обучению начальной воинской премудрости. Правда, старания его порой доходили до смешного: кроме всего прочего, юный дроу пытался во всем подражать своему кумиру, внимал его речам, старался поступать также, как и он, и даже одно время мечтал остричь волосы накоротко, искренне считая, что все это поможет ему стать таким же, как Оружейник. Его восхищало абсолютно все – сила, стать, гордость, самоуверенность, неистовство, боевое мастерство, но самое главное: то, каким уважением и влиянием в Доме пользовался Оружейник. Сцинтрин же, не менее горделивый и от природы не выносящий помыкательств собой, но вынужденный терпеть, чтобы выжить, полагал, что кумир его обладает всей свободой и независимостью, на какую только может рассчитывать мужчина-дроу, и серьезно настроился занять это место сам. Конечно, амбиции его не остались не замеченными, но в ходе тренировок быстро выяснилось, что он нынешнему Оружейнику никакой не соперник, и рядом не стоял даже в перспективе.

Время от знаменательного момента и до того дня, когда Сцинтрин должен был отправиться в Академию для дальнейшего обучения, - надо ли говорить, что ему был избран удел воина, - отложилось в его памяти в виде нескончаемой череды изматывающих тренировок, растущей зависти и целого вороха огорчений и обид. Единственной отдушиной стала его маленькая странная особенность, имевшая псионическую природу, о чем сам обладатель, конечно, не знал. Да и не задумывался. Сцинтрин и раньше замечал, что может, к примеру, нагреть ложку, не прикасаясь к ней, а просто глядя и дуясь на нее за то, что она пуста. Кто знает, из-за чего именно, – взросления, систематических взбучек и подзатыльников, постоянного морального напряжения или чего другого, - но теперь эта способность стала проявляться сильнее, быстрее, а следовательно, опаснее – в первую очередь для него самого. Юный дроу уже повидал достаточно, чтобы научиться держать свое мнение и мысли при себе, так, что хранить еще одну собственную тайну тоже оказалось нетрудно, тем более, что у этой способности выявились и кое-какие неприятные недостатки, к примеру, головная боль, накрывавшая иной раз после проявления пси-силы (эдакая отдача из-за перенапряжения, характерная для диких псиоников).

Время между тем двигалось своим ходом. Подошел черед и Академии. На заведение это Сцинтрин возлагал большие надежды, думая, что уж там-то из него сделают настоящего дроу и научат чему-нибудь такому, что поможет свергнуть Мастера Оружия. Первое время, наблюдая за чужими успехами, он был просто в отчаянии. Казалось, ему никогда не достигнуть даже и четвертной доли тех результатов, однако вопреки всему юный дроу все-таки смог к третьему году обучения выбиться в середняки и продержаться так до самого окончания заведения. Академия сделала его крайне мнительным (так ему было легче – подозревать всех и всякого, ведь отличать правду от лжи в паутине интриг дроу он не умел), и, хотя ни жестокости, ни хитроумия у него не прибавилось, он до сих пор благодарен ей за полученные там знания – насколько вообще может быть благодарен дроу. Он даже сумел сообразить, что, едва возвратившись домой, не стоит сразу же тягаться со своим кумиром – хотя довольно долго эта самоубийственная идея весьма его занимала.

Итак, молодой дроу, развившийся к этому времени в шестифутового детину, вновь оказался в родных пенатах. Довольно скоро он был зачислен в одну из групп, часто бывавшую в набегах на поверхность. Поначалу Сцинтрин, необычайно возгордившийся собой после окончания Академии, был этим крайне обижен, считая, что его просто не ценят и отправляют куда подальше, чтобы не позорил собою Дом. Но со временем эти вылазки ему пришлись по душе – тут он мог и силу свою показать, и многому научиться, и вообще, надеялся, что весь этот опыт поможет ему однажды занять вожделенное место Мастера Клинков Дома. После, уже достаточно освоившись, он даже стал позволять себе довольно опасные поступки, стремясь доказать, что он лучше всех, способен поступать по-своему, а все его решения являются единственно правильными. Неизвестно, сколько бы ему еще удавалось ходить по грани, избегая справедливого наказания, - или просто отравленного клинка в спину, - однако очередная его выходка сыграла с ним в конце концов злую шутку.

Банда налетчиков, промышлявшая где-то в районе Громовых Пиков, как раз подстерегла на крутой горной тропе группу путников, когда Сцинтрин, дроу-переросток, в очередной раз решил, что сейчас самое время проявить себя. С воплем «Смотрите все, я – как наш Оружейник!» молодой воин выскочил из укрытия и спрыгнул на всадника, ехавшего первым. В восторге от самого себя он не обратил внимания ни на арбалетный болт, свистнувший над ухом, выпущенный сородичем позади, ни даже на то, что атакованные путники двигались по крайне узкой и труднопроходимой тропе, с одной стороны которой горный склон круто уходил вниз, спускаясь ущельем небольшой бурной речки. Что там происходило дальше, Сцинтрин уже никогда не узнал, потому что все трое – он, всадник и конь, - рухнули вниз, в эту самую реку.
Незадачливого воина-дроу вынесло на берег в местах дальних и незнакомых. Очнувшись, он долго молился Лолс за то, что остался в живых (боязнь бегущей воды у него сохранялась еще в течении несколько лет), а потом принялся кликать своих соратников, но, так и не услышав в ответ ничего, кроме эха, заплакал впервые в жизни – от обиды, досады и страха. Когда же и на это никто не откликнулся, молодой дроу, посчитав, что его просто бросили после всего, что он делал, и окончательно этим оскорбившись, отправился куда глаза глядят.

Дальнейшая жизнь Сцинтрина складывалась трудно. Хотя он и имел кое-какой опыт в том, как следует вести себя на поверхности, молодой дроу сгинул бы в конце концов, если бы ему не посчастливилось встретить одну из групп сородичей, принадлежавших клану Озковин. Он с радостью присоединился к ним, хотя и стал испытывать впоследствии угрызения совести – ведь он являлся добросовестным последователем Лолс, но был вынужден скрывать свои убеждения, чтобы избежать смерти, уготованной ваэронитами всем «целователям пауков». Впрочем, прошло еще очень много времени, прежде чем он счел, что знает и умеет достаточно для самостоятельной жизни в Ночи Наверху, и решился оставить сородичей и отправиться путешествовать в одиночку.

В настоящее время скитается по миру в поисках славы и могущества, считая, что это поможет ему в осуществлении его мечтаний. А мечтаний у него не мало. Во-первых, получить великую силу, чтобы быть сильнее всех на свете. Во-вторых, заслужить благосклонность Лолс. В-третьих, стать таким, как все дроу, и заслужить уважение и зависть сородичей, а в перспективе – вернуться домой и занять пост мастера клинков Второго Дома. В-четвертых, - в совсем уж далекой перспективе – помочь своему Дому стать Первым.

9. Характер персонажа
Не менее амбициозен, чем большинство его сородичей, разве что масштабы его амбиций скромнее из-за ограниченности мышления. Себялюбив и самоуверен, всех сородичей считает безнадежными и бесполезными слабаками, однако в глубине души завидует им, их уму, хитрости и изобретательности. Обидчив, но не злопамятен; чувствителен, болезненно воспринимает как критику в свой адрес, так и собственные промахи. Плохо понимает разницу между добром и злом, подходя ко всему в основном с точки зрения силы. Впрочем, и не жесток, убивать или причинять каким-либо другим способом боль без нужды не станет. Слегка туповат, довольно ленив, отчасти недисциплинирован и наивен. Порой ему трудно уследить за тем, что происходит вокруг. Легко увлекающийся; искренне заинтересовавшись чем-то, посвящает себя этому целиком и полностью… только до того момента, пока не увлечется чем-нибудь другим. Прямолинеен; обмануть кого-нибудь, перехитрить для него - трудная задача. По-детски завистлив ко всем, кто превосходит его в физической силе. Живет, как птичка, сегодняшним днем, и о будущем по-настоящему не задумывается. К женщинам любых рас до сих пор относится с известным подозрением и даже опаской.
Искренне верит Лолс. Безмерно уважает ее за то, что она одарила его далеких предков своим покровительством, когда те скитались в диких лабиринтах Подземья, проклятые своими надземными сородичами. Сцинтрин всем сердцем уповает на нее, искренне полагая, что она может спасти, защитить и охранить, и также приписывает все свои успехи или неудачи ее божественному промыслу. В целом можно сказать, что его чувства к богине являются сложным композитом из религиозного благоговения, сыновней нежности и юношеской влюбленности.

10. Как часто сможете посещать Ролевую?
По мере необходимости, зависит от темпа игры.

11. Как Вы узнали о Ролевой?
Реклама.

12. Контакты
icq 227155999

0

2

Szintrin
Отлично, довольно интересный персоонаж. Я бы дал 14ый уровень, но вижу, что для данного персоонажа сама концепция важнее, чем наиболее высокий возможный уровень, поэтому я поступлю так: Вы можете сами выбрать уровень для персоонажа, который считаете нужным, но не выше 14ого.

0

3

Уровень проставлен, тема закрыта.

0


Вы здесь » Мир Забытых Королевств » Регистрация персоонажей » Сцинтрин из Дель'Армго, v. 2.0